Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

Речь прокурора о необходимости заключения под стражу образец

Речь прокурора о необходимости заключения под стражу образец

Образцы ходатайств, жалоб, речи защитника (прения) по уголовным делам


2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ. В приведенном ходатайстве доводы в пользу замены меры пресечения в виде заключения под стражу более мягкой мерой подкрепляются ссылками на постановления Пленума Верховного Суда РФ и Европейского Суда по правам человека. Ходатайство заявляется в ситуации, когда под видом осмотра места происшествия фактически производился обыск.

Защитник перечисляет нарушения, допущенные при производстве следственного действия, и указывает, какие требования УПК не были соблюдены.

Ходатайство заявляется в ситуации, когда осмотр места происшествия был произведен с нарушением требований УПК РФ: подозреваемый участвовал в нем в отсутствие своего защитника.

Нестандартное ходатайство, заявляемое защитником подозреваемого в случае, когда психофизиологическая экспертиза с использованием полиграфа проводится в отношении свидетелей обвинения для проверки достоверности их показаний. Ходатайство может быть заявлено с целью выявить истинные мотивы свидетеля и наличие у него заинтересованности в привлечении подозреваемого (обвиняемого) к уголовной ответственности.

Ходатайство заявляется в случае расхождения данных (в данном случае — данных о месте нахождения подозреваемого), полученных следствием от оператора связи, с показаниями свидетеля обвинения. Ходатайство заявляется по окончании предварительного расследования.

Рациональный способ ознакомления участников процесса со стороны защиты с материалами уголовного дела. Ходатайство заявляется, если лицо было задержано с нарушением требований, установленных УПК РФ.

Защитник ходатайствует об освобождении задержанного, которому еще не определена мера пресечения. Ходатайство о проведении всех следственных действий, официальных мероприятий и любых контактов с представителями правоохранительных органов только при условии реального обеспечения возможности и одновременного участия защитника. Данное ходатайство целесообразно подать сразу после возбуждения уголовного дела с целью предупреждения возможных нарушений закона со стороны следствия.

Пример ходатайства, поданного защитой в рамках уголовного дело по обвинению бывших директора и главного бухгалтера фирмы в присвоении денежных средств предприятия (ч. 4 ст. 160 УК РФ). Ходатайство защитника о допросе свидетелей, показания которых подтверждают версию о невиновности обвиняемого. Особенность дела: «заказное» уголовное дело с целью избавиться от неудобного сотрудника компании, связанное с обвинениями в присвоении средств организации.

Пример ходатайства, поданного защитой в рамках дела по обвинению бывших директора и главного бухгалтера фирмы в присвоении денежных средств предприятия (ч.

4 ст. 160 УК РФ). Ходатайство защитника об исключении доказательств из материалов дела. В документе защитник ходатайствует об исключении из материалов дела протокола осмотра аудио и видеозаписи разговора обвиняемого по поводу передачи взятки, как составленного на основе записей плохого качества (устойчивыми помехами, шумами, искажением, отсутствием фактически всего изображения.

Обвинительная речь прокурора Крыма Натальи Поклонской

21.10.2014 16:45 9731 Прокурор Крыма Наталья Поклонская.

Данное ходатайство было отклонено следствием, однако, было удовлетворено судом в ходе рассмотрения дела.
© / РИА Новости Особенность данного уголовного дела в том, что подсудимый получил взятку, занимая должность прокурора прокуратуры г. Ялты. В силу своего должностного положения он должен был осуществлять защиту интересов граждан и государства в сфере земельных отношений, но на деле больше занимался своим личным благополучием.

Обращает на себя внимание и время совершения подсудимым преступления — в те судьбоносные дни, когда Республика Крым благодаря уникальной активности и принципиальной позиции жителей полуострова обрела независимость, а затем, восстановив историческую справедливость, вошла вместе с городом Севастополем в состав Российской Федерации. В это время крымчане с надеждой на кардинальные изменения к лучшему в их жизни после проведения референдума 16 марта 2014 года и принятия нашей Республики в Российскую Федерацию внимательно наблюдали за деятельностью органов власти, правоохранительных органов, а также органов прокуратуры.

Подсудимый как человек, имеющий высшее юридическое образование и опыт работы по специальности, вместо того, чтобы активно включиться в процесс преобразования органов прокуратуры, решил использовать переходный период в целях личного обогащения, определив денежный эквивалент за прекращение уголовных производств, в которых он был процессуальным руководителем. Подсудимый получил часть взятки в сумме 4 000 (четыре тысячи) долларов США за неисполнение служебных обязанностей путём ненаправления в установленном порядке материалов уголовного производства в отношении гражданина Л.

во вновь созданные органы предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании в соответствии с Уголовным кодексом Российской Федерации в порядке, предусмотренном п. 12 ч. 2 ст. 37 УПК РФ. После получения указанной части взятки подсудимый был задержан оперативными сотрудниками ФСБ России. На момент совершения преступления подсудимый являлся должностным лицом, исполняя фактически обязанности помощника прокурора г.

Ялты Республики Крым. Оценив все доказательства в совокупности, государственный обвинитель считал, что виновность подсудимого полностью доказана и правовая оценка его действиям по ч.

3 ст. 290 УК РФ, как получение должностным лицом лично взятки в виде денег за незаконные действия и бездействие в пользу взяткодателя, в значительном размере является правильной. Преступление, предусмотренное ч.

3 ст. 290 УК РФ в соответствии со ст. 15 УК РФ относится к категории тяжких.

При назначении наказания государственный обвинитель просил учесть характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности подсудимого, а также влияние назначенного наказания на исправление осуждённого. Смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств по данному уголовному делу не установлено. С учётом фактических обстоятельств совершённого преступления и степени его общественной опасности оснований для применения требований ч.

6 ст. 15 УК РФ в части снижения категории преступления не имеется. Какие-либо исключительные обстоятельства, позволяющие применить к подсудимому правила ст.

64 УК РФ, отсутствуют. С учётом общественной опасности совершённого преступления — преступления против государственной власти, интересов государственной службы, подрывающего основы власти и управления, дискредитирующего авторитет органов власти, — данных о личности подсудимого, государственный обвинитель полагал, что его исправление может быть достигнуто только путём применения ему наказания, связанного с изоляцией от общества со штрафом в размере сорокакратной суммы взятки, и лишения подсудимого классного чина «юрист 2 класса». Государственное обвинение по уголовному делу поддерживала прокурор Республики Крым Наталья Поклонская. Смотрите также:

  • Суд признал экс-депутата Госдумы виновным в покушении на мошенничество →
  • Первые 13 бизнесменов вышли на свободу по амнистии →
  • СМИ: Эсеры предложили амнистировать Навального →

Самые интересные статьи АиФ в Telegram – быстро, бесплатно и без рекламы КрымНаталья ПоклонскаяЕвгений Помелов Следующий материал Также вам может быть интересно

  • Бывший волгоградский депутат получил 14 лет
  • Половина депутатов Тверской Думы попадет в колонию за взятки
  • Дума ужесточает ответственность для членов ОПГ
  • Бывший главный гаишник Хакасии получил 10 лет за взятки

  • Экс-главе ФСИН дали восемь лет колонии за аферу с электронными браслетами

Речь прокурора о необходимости заключения под стражу образец

06.03.1985 года рождения, который ранее не судим, к уголовной и административной ответственности не привлекался, на учетах у врачей нарколога и психиатра не состоит, по месту прежней учебы характеризуется положительно, является военнообязнным запаса по состоянию здоровья; согласно заключению амбулаторной комплексной психолого-психиатрической экспертизы о том, что психическое расстройство и присущие ему индивидуальные психологические особенности оказали существенное влияние на его поведение в период совершения инкриминируемых ему действий, ограничивая его способность в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими( ст.

22 УК РФ), а в случае осуждения Копцеву может быть назначена принудительная мера медицинского характера в виде амбулаторного наблюдения и лечения у психиатра.

Принимая во внимание показания допрошенных в судебном заседании экспертов Бутылиной Н.В.

и Алексеевой М.Г. Для Мачихина и Конышева это был своего рода «экзамен на зрелость», и они его не выдержали.

На станцию техобслуживания для покраски были поставлены разновременно два дорогостоящих автомобиля: марки «Мицубиси-Паджеро» стоимостью 17 500 долларов США, принадлежащий Петрову, и «Мицубиси-Сигма» стоимостью 8000 долларов США, принадлежащий Хуруджи. В тот день, 22 мая 2001 г., мастер Дробяскин рано ушел со станции, не загрузив своих учеников какой-либо работой, поскольку в их обязанности не входило обслуживание указанных автомобилей.
Покраску их должен был выполнить, по договоренности с владельцами этих машин, сам мастер.

Тот факт, что 22 мая Мачихин и Конышев не были заняты работой и в то же время не ушли со станции, а задержались, подтвердил свидетель Ледок – такой же ученик, как и они. Ледок пояснил, что с работы они всегда уходили втроем, но в этот день Мачихин сказал ему, что занят, при этом он красил какую-то машину, а Конышев сидел рядом с ним.

Свидетель Морозов, маляр малярного цеха, пояснил, что в этот день он задержался на работе до 20 час.

30 мин., так как был срочный заказ. Официально рабочий день на станции до 20 час.

Кроме него в цехе оставались двое ребят-учеников. Со станции он, не считая учеников, уходил последним, сам закрыл цех, а ключи отдал сторожу.

В тот день дежурил сторож Подольский.

Как так, спросите Вы? А я отвечу: «Нет ничего преступного в том, что в конце июня 2001 г.

Стебунов, находившийся в состоянии алкогольного опьянения, из которого он практически не выходил, с целью удовлетворения своей половой страсти, желая пробудить у детей нездоровый сексуальный интерес и тем самым нарушить их нормальное физическое и психическое развитие, сознавая, что Зябкина О.А., Крупеня А.А., Скокленко Наталья и Андрей являются малолетними, в их присутствии обнажил свой половой член, стал демонстрировать его детям, водил по нему своими руками и предлагал малолетним потрогать его. Мой ответ на заданный вопрос, с точки зрения нормального человека, кажется Вам необычным, противоестественным, странным?

Я полностью согласен

Речь государственного обвинителя на процессе по делу Александра Копцева

30, п.п. «а», «л» ч. 2 ст. 105 и п. «а» ч.2 ст.

282 УК РФ. В судебном заседании Копцев виновным себя не признал и показал суду следующее, практически подтвердив показания, данные им в период предварительного следствия, которые кратко сводятся к следующему: на протяжении 2-х последних лет он интересовался литературой антисемитского и религиозного содержания, прочитал ряд изданий, в том числе «Удар русских богов» В.

Истархова, «Дневник Тернера» Э. Макдональда, посещал различные сайты и форумы националистической направленности в результате чего пришел к убеждению о том, что люди еврейской национальности и лица, исповедующие иудаизм — враги русского народа, который нуждается в защите.

Ненависть, гнев, пренебрежение — чувства, которые он испытывает к евреям, не направлены в адрес какого-то определенного человека, он ненавидит всех людей еврейской национальности в целом.

Ненавидит их религию, культуру, называя их «сатанинскими». Как пояснил Копцев, для него не имеет значения, что 11.01.06 он нанес ножевые ранения рабочему Хушбекову Р.Т., гражданину Таджикистана, сотруднику охраны синагоги Куликову Г.В., поскольку, по его мнению, находясь в синагоге, они разделяют взгляды людей еврейской национальности. Копцев пояснил, что ему определенно известно о том, что в России есть люди, разделяющие его взгляды, но они не решаются перейти к действиям, поэтому он решил быть первым, показать им пример, решил таким образом защитить Россию.

По его мнению, у него будут последователи — те, кто испытывает аналогичные чувства в отношении этих людей.

Направляясь в синагогу на Б.Бронной «центр преступности» для того чтобы «покалечить как можно больше евреев», Копцев предварительно ознакомился с информацией, содержащейся на сайте синагоги, выяснил, что в этом же здании находятся учебный центр, центр, где производятся «медицинские операции» и другие организации.

В своих показаниях Копцев практически полностью подтвердил установленные по делу обстоятельства: последовательность, характер, механизм причинения ножевых ранений потерпевшим, отрицая лишь наличие умысла на убийство 2-х и более лиц, утверждая, что он хотел их лишь «покалечить».

Считаю, что по итогам судебного следствия вина Копцева А.А. по предъявленному ему обвинению в полном объеме установлена и доказана представленными суду доказательствами обвинения, полученными при соблюдении требований норм УПК РФ, а именно: Показаниями допрошенных в судебном заседании потерпевших: Белинского Р.Д., Куликова Г.В., Эхезкели М.А., Валита И.Б., Мишуловина М., Столовицкого В.Г., Хушбекова Р.Т., Когана И.А.
и показаниями потерпевшего Берлина М.В.

(оглашены в порядке ст. 281 УПК РФ), которые пояснили обстоятельства причинения им ножевых незнакомым молодым человеком славянской внешности, в последствии оказавшимся Копцевым, который нанесение ударов ножом сопровождал антисемитскими высказываниями, угрозами убийством и другими оскорбительными репликами.

Потерпевшие заявили о том, что нечеловеческие, оскорбительные действия Копцева причинили

Заявление против применения меры пресечения в виде заключения под стражу

Панфилова и от 18 декабря 2003 года по жалобам граждан Б. А. Березовского, Ю. А. Дубова и А.Ш.

Патаркацишвили, а также гражданина А.

Р. Резе).» Постановление Пленума ВС РФ № 5 от 10.10.2003 г. «Российская Федерация как участник Конвенции о защите прав человека и основных свобод признает юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случае предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после вступления их в силу в отношении Российской Федерации (статья 1 Федерального закона от 30 марта 1998 г.

№ 54-ФЗ

«О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней»

). Поэтому применение судами вышеназванной Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского Суда по правам человека во избежание любого нарушения Конвенции о защите прав человека и основных свобод.» Позиция Европейского Суда (ЕСПЧ), касающаяся некоторых из затрагиваемых в настоящем документе аспектов, может быть выражена следующим образом.

« …Европейский суд неоднократно толковали пункт 4 статьи 5 Конвенции как предоставляющий заключенному определенные процессуальные гарантии, в целом аналогичные гарантиям, предоставляемым пунктом 1 статьи 6 Конвенции (см., например, приведенное выше Постановление Европейского суда по делу «Винтерверп против Нидерландов»

(Winterwerp v. Netherlands), p. 24, § 60; Постановление Европейского суда по делу «Санчес-Райсе против Швейцарии» (Sanchez-Reisse v.

Switzerland) от 21 октября 1986 г., Series A, № 107, Постановление Европейского суда по делу «Кампанис против Греции» (Kampanis v. Greece) от 13 июля 1995 г., Series A, № 318-B, и Постановление Европейского суда по делу «Илийков против Болгарии» (Ilijkov v.

Bulgaria) от 26 июля 2001 г., жалоба № 33977/96, § 103). Так, в приведенном выше деле «Николов против Болгарии» (Nikolov v.

Bulgaria) Европейский суд указал следующее:

«Процедура, проводимая в рамках пункта 4 статьи 5 Конвенции, должна в принципе отвечать ― насколько это возможно в обстоятельствах проводимого расследования ― основным требованиям справедливого судебного разбирательства»

.

  • По мнению Европейского суда, неважно, рассматривает ли суд ходатайство об освобождении из-под стражи, поданное стороной защиты, или ходатайство о содержании лица под стражей, поданное стороной обвинения. Такой подход уже применялся в ряде дел. Например, в деле «Граужинис против Литвы» ({Grauhinis} v. Lithuania) (Постановление Европейского суда от 10 октября 2000 г., жалоба № 37975/97, § 33) Европейский суд решил, что продление районным судом по ходатайству прокурора срока содержания заявителя под стражей в рамках избранной меры пресечения также влекло гарантии, закрепленные пунктом 4 статьи 5 Конвенции (см. также Решение Европейского суда по делу «Телецкий против Польши» (Telecki v Poland) от 3 июля 2003 г., жалоба № 56552/00).» /Лебедев против России/

«70. Европейский

Образец заключения прокурора о продлении срока содержания под стражей

Мхитарян против РФ.

Апелляционная жалоба на продление срока содержания под стражей обвиняемому по ч Постановлением Железнодорожного районного суда г.

Самары от ДАТА срок содержания под стражей обвиняемому Х. продлен на 1 месяц, а всего до 5 (пяти) месяцев 00 суток, т. е. до ДАТА включительно. В удовлетворении ходатайства защиты об изменении в отношении обвиняемого меры пресечения с заключения под стражей на домашний арест было отказано.

В силу части 4 статьи 7 УПК РФ постановление судьи должно быть законным, обоснованным и мотивированным, основанным на исследованных материалах с проверкой доводов, приведенных защитой. Обжалуемое постановление не отвечает вышеизложенным критериям. Однако конкретных, фактических доказательств наличия предусмотренных статьей 97 УПК оснований, а именно, данных о том, что Х., будучи под иной мерой пресечения, может продолжить заниматься преступной деятельностью, угрожать свидетелям, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства по уголовному делу, либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу, суду предоставлено не было.

Таким образом, необходимость в продлении срока содержания под стражей до 5-и месяцев по данному обвинению не обоснована, в связи с чем в соответствии с требованиями ст.

110 УПК РФ, мера пресечения должна быть отменена. Таким образом, обжалуемое постановление вынесено с явными нарушениями требований действующего закона и предписаний Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 № 41

«О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога»

.

Судом первой инстанции не учтены положения постановления Пленума № 41 о том, что обстоятельства, явившиеся достаточными для заключения лица под стражу, не всегда свидетельствуют о необходимости продления срока содержания его под стражей. Постановление о возбуждении перед судом ходатайства о продлении срока содержания обвиняемого под стражей (образец заполнения) настоящее уголовное дело возбуждено 25 апреля 201* года Энским ГОВД Энской области.

Однако закончить расследование к указанному сроку не представляется возможным, так как до настоящего времени не получено заключение назначенной в отношении Матюшова Г. П. стационарной судебно-психиатрической экспертизы и не выполнены все необходимые процессуальные действия.

Изменять меру пресечения обвиняемым: Матюшову Г.

П., Антонову А. В. и Моисеенко С.

В. нецелесообразно ввиду личности обвиняемых и большой вероятности того, что, оказавшись на свободе, они скроются от органа предварительного следствия и суда, воспрепятствуют производству по уголовному делу и продолжат заниматься преступной деятельностью. Кроме личного признания вина обвиняемых доказана материалами уголовного дела: протоколами личных обысков обвиняемых и обысков, произведенных по месту их жительства, заключениями судебных экспертиз по изъятым в процессе этого веществам и предметам, содержащим либо имеющим на своей поверхности наркотические вещества; заключениями судебных экспертиз по исследованию крови Кожевникова Б.

Речь прокурора о необходимости заключения под стражу образец

Они стали звать сторожа.

Только тогда подсудимые, выскочив из машин, побежали к забору, по дороге выбросив ключи от замка зажигания.

Эти обстоятельства нашли свое подтверждение при осмотре места происшествия: в ходе его зафиксировано место расположения автомашин с открытыми дверями – у выезда из ворот станции. Свидетели Дробяскин, Стрюковский, Бондаренко, потерпевшие – владельцы указанных автомашин подтвердили эти факты, пояснив, что, прибыв рано утром на станцию по вызову работников милиции, они обнаружили: труп сторожа, беспорядок в сторожке, открытые ворота малярного цеха и две иномарки – «Мицубиси-Паджеро» и «Мицубиси-Сигма», стоящие по направлению к выезду со станции с открытыми дверями. Ключи от замка зажигания машин отсутствовали.

Кроме того, свидетели и потерпевшие показали, что в ночь на 22 мая автомобили находились в цехе, а не стояли во дворе станции.

Инфо Судебная речь — разновидность публичной речи.

Композици­онно она также состоит, как и любая публичная речь, из трех час­тей: вступления, основной части и заключения. 1. Вступительная часть; 2. Содержание речи: изложение фабулы дела — фактических обстоятельств престу­пления; анализ и оценка собранных доказательств по делу; обоснование квалификации преступления; характеристика личности обвиняемого и потерпевшего; предложение о мере наказания; рассмотрение вопросов, связанных с возмещением причи­ненного ущерба; анализ причин и условий, способствовавших совершению преступления, и предложений по их устранению; 3.

Заключительная часть. Вступление — отправная точка речи прокурора.

Оно должно быть кратким по времени, емким по содержанию и упру­гим по стилистической конструкции.

Всем последующим высту­плением прокурор подготавливает подсудимых и судебную ауди­торию к мысли о необходимости наказания за содеянное и спра­ведливости предлагаемой меры наказания. Основная часть обвинительной речи прокурора начинается, как правило, с изложения фактических об­стоятельств преступления, фабулы дела.

Обвинитель указывает где, когда, каким способом, с какой целью и с помощью каких средств совершено преступление, каковы его результаты и по­следствия. Основная часть выступления может быть изложена несколь­кими способами.

Во-первых, хронологически, т. е. в той последо­вательности, как совершалось преступление.

УЧАСТИЕ ПРОКУРОРА В СУДЕ Назаров С.Н. 12.2. ФОРМЫ УЧАСТИЯ ПРОКУРОРА В СУДЕ ПРИ РАССМОТРЕНИИ ХОДАТАЙСТВ ОРГАНОВ РАССЛЕДОВАНИЯ ОБ ИЗБРАНИИ МЕРЫ ПРЕСЕЧЕНИЯ Назаров Сергей Николаевич, д.ю.н.

Должность: заведующий кафедрой процессуального права, декан юридического факультета. Место работы: Южнороссийский институт-филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации.

Аннотация: В статье анализируются проблемы правового регулирования участия прокурора в суде при рассмотрении ходатайств следователей об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Обосновывается, что прокурор по таким вопросам не связан с позицией органа следствия и предлагается наделить его правом давать заключение.

Юристы, помогите, у кого-нибудь есть примерная речь прокурора в суде по уголовному делу?

УВАЖАЕМЫЙ СУД!Любое преступление как антисоциальное явление представляет для общества особую опасность и поэтому карается в уголовном порядке, накладывая на преступника обязанность претерпеть определенные лишения, связанные с привлечением к уголовной ответственности.

Наибольший процент в суммарной доле преступности занимают хищения и являются чуть ли не самым распространенным видом преступления. В данной ситуации было совершено тайное похищение чужого имущества — кража с квалифицирующим признаком повторности.

Так, Байнов Павел Дмитриевич 4 августа примерно в 00 ч.

5 мин. имея умысел на тайное похищение чужого (государственного) имущества, пришел к участку железной дороги 1457 км, пикет 3, на перегоне между станциями: Симферополь — Симферополь (грузовой) , где при помощи ножовки по металлу срезал между деревянными опорами воздушной линии связи и тайно похитил 320 м.

провода марки С5 на 240 гривен.Он же 08.08.2001 г около часа ночи, находясь в состоянии алкогольного опьянения, повторно, пришел к участку железной дороги 1457 км.

пикет 9 на перегоне между станциями Симферополь — Симферополь (грузовой) , где тем же способом и орудием тайно похитил 1108 м. провода марки С5 на сумму 831 грн. и 112 м. провода марки БСА 5,2 на сумму 314 грн.

72коп. и т. о. причинил ущерб Симферопольской дистанции сигнализации 2-мя преступными эпизодами на 1385 грн. 72 коп.В ходе досудебного следствия вина Байнова П. Д. доказана в полном объеме следующей совокупностью доказательств:1.

Показаниями самого Байнова П.

Д. , который будучи допрошенным в качестве обвиняемого полностью признал свою вину и чистосердечно раскаялся.2.

Показаниями свидетеля Пивоварова, купившего у Байнова проволоку в количестве 80 кусков по 8 гривен каждый.3. Показаниями свидетеля Иценко, обнаружившего хищение4.

Протоколом личного досмотра Байнова5. Протоколом обнаружения и изъятия6.

Протоколом осмотра места происшествия7. Заявлением Симферопольской дистанции сигнализации в связи с происшедшим.

На предварительном следствии было установлено, что причиной и условием совершения данного преступления явилось желание подсудимого Байнова обогатиться за чужой счет, пожить на нетрудовые доходы.В ходе изучения его личности были выявлены следующие обстоятельства: Байнов П. Д. по месту жительства характеризуется удовлетворительно, наркоманией и алкоголизмом не страдает, в принудительном лечении не нуждается.В качестве обстоятельства, смягчающего наказание для Байнова, предварительным следствием усмотрено чистосердечное раскаяние, содействие раскрытию преступления и готовность возместить ущерб полностью.Обстоятельством, отягчающим наказание для Байнова, предварительным следствием усмотрено совершение второго преступного эпизода (08.08.2001 г. ) в состоянии алкогольного опьянения.

Считаю, что на предварительном следствии действия Байнова П. Д. — тайное похищение чужого имущества, совершенное повторно были квалифицированы по ст.

185 ч. 2 УК Украины — правильно и предлагаю суду аналогичную квалификацию деяния подсудимого. Считаю справедливым назначить наказание по ст. 185 ч. 2 УК Украины в виде 3-х лет лишения свободы, но полагаю, что подсудимого нецелесообразно реально лишать свободы, т.

к. последний чистосердечно раскаялся, признал вину, имеет постоянную работу и быстрее возместит ущерб находясь на свободе. Поэтому предлагаю применить к Байнову П.

Д. ст. 75 УК Украины и определить окончательное наказание по ст. 185 ч. 2 в виде 3-х лет лишения свободы с испытанием сроком на 3 года. Гражданский иск на сумму 1385 грн.

72 коп. — удовлетворить; судебные издержки (39 грн. 95 коп.) , связанные с проведением технической экспертизы возложить на Байнова П. Д. ; вещественные доказательства передать по принадлежности.подпись

Возражения против ходатайства о заключении под стражу

ХОДАТАЙСТВО об отказе в удовлетворении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключении под стражу В производстве Хорошевского районного суда находится ходатайство следователя СО ОМВД РФ по Хорошевскому району г.

Москвы об избрании в отношении Борисовой А.М., обвиняемой по ч.2 ст.162 УК РФ, меры пресечения в виде заключении под стражу. Считаем, что данное ходатайство не подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

  1. Согласно разъяснениям Пленума Верховного суда РФ от 19 декабря 2013 г. № 41 «При рассмотрении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу суду надлежит учитывать также обстоятельства, указанные в статье 99 УПК РФ, – тяжесть преступления, сведения о личности подозреваемого или обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства».

Перечень заболеваний, при которых не допускается содержание под стражей, утвержден Постановлением Правительства РФ от 14 января 2011 г.

№ 3 “О медицинском освидетельствовании подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений” (далее – Постановление). В соответствии с Постановлением в перечень тяжелых заболеваний, препятствующих содержанию под стражей подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений, входят

«Болезни нервно-мышечного синапса и мышц с прогрессирующим течением, а также паралитические синдромы, сопровождающиеся стойкими нарушениями двигательных функций, приводящими к значительному ограничению жизнедеятельности и требующими длительного лечения в условиях специализированного медицинского стационара»

.

Наличие у Борисовой А.М. заболевания нервно-мышечного характера подтверждается выпиской из медицинской карты, выданной 20.03.2015 г., где указана необходимость лечения указанного заболевания в стационаре (выписку из карты прилагаю).

В этой связи считаем, что заключение под стражу не может быть применено в отношении Борисовой А.М., поскольку обвиняемая по состоянию здоровья не может содержаться в условиях следственного изолятора и нуждается в обследовании и лечении в условиях стационара При этом, поскольку Борисова А.М. обращалась в центр медицинской помощи анонимно, то в справке, выданной ей, указана другая фамилия, а именно – Ярышко Л.Н.

  1. II. Как указал Пленум ВС РФ в Постановлении № 41, «заключение под стражу не может быть избрано в качестве меры пресечения, если отсутствуют предусмотренные статьей 97 УПК РФ основания, а именно: данные о том, что подозреваемый или обвиняемый может скрыться от дознания, предварительного следствия или суда, либо продолжать заниматься преступной деятельностью, либо угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, либо уничтожить доказательства, либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу».

Считаем, что следствием не приведены обстоятельства, обосновывающие возможность Борисовой А.М.

скрыться из-под стражи. При этом стороной защиты представлены материалы, исключительно положительно характеризующие Борисову А.М. по месту жительства. На основании изложенного и в соответствии со ст.97, 99 УПК РФ, ПРОШУ СУД: Отказать в удовлетворении ходатайства следователя СО ОМВД РФ по Хорошевскому району г. Москвы об избрании в отношении Борисовой А.М., обвиняемой по ч.2 ст.162 УК РФ, меры пресечения в виде заключении под стражу.

N-ский городской суд. Прения сторон. Речь прокурора О.С.

Мишкаревой

Уважаемый суд, уважаемые участники процесса, сегодня мы присутствуем при рассмотрении уголовного дела в отношении Ивановой Е.М., обвиняемой по ч. 1 ст. 105 УК РФ в умышленном убийстве мужа Иванова М.

Б. Тяжелейшее преступление против жизни было совершено в состоянии алкогольного опьянения. Самые постыдные поступки в человеческой жизни совершаются в состоянии алкогольного опьянения.

И нет им оправдания, особенно когда поступок – не проступок, а преступление.

Убийство, совершенное обвиняемой Ивановой Е.М.

в состоянии алкогольного опьянения, не поддается разумному объяснению. Как можно было неосознанно нанести ножевые ранения человеку, с которым более семи лет она находилась в близких семейных отношениях? За семь долгих лет совместной супружеской жизни, полной взаимных обид и унижений, подсудимая избрала своеобразный «способ развода», оправдывая содеянное алкогольным опьянением и невыносимыми жизненными условиями совместного проживания.Как следует из материалов дела, в результате ссоры, произошедшей 27 ноября 2004 года в квартире Ивановых, обвиняемая Иванова Е.М.

нанесла тяжкие телесные повреждения потерпевшему Иванову М.Б., в результате которых тот скончался на месте происшествия.

Следователями прокуратуры был произведен осмотр места происшествия в 21:30 и в 21:45 27 ноября 2004 года, в протоколах осмотра места происшествия зафиксирован факт смерти потерпевшего Иванова М.Б., положение трупа. В ходе предварительного следствия были проведены следующие следственные действия: Осмотр места происшествия, что подтверждается протоколом типа таким то.Выемка вещественных доказательств, что подтверждается протоколом выемки (изъят нож.

вещи со следами крови)Задержание, что подтверждается протоколом задержанияЛичный обыск подозреваемой, что подтверждается протоколом.В результате проведения следственных действий были получены вещественные доказательства и проведена экспертиза вещественных доказательств и МСЭ трупа потерпевшего, получены от экспертов соответствующие заключения.Как следует из показаний свидетелей как на предварительном следствии, так и на сегодняшнем судебном заседании, обвиняемая и потерпевший вели аморальный образ жизни: свидетели неоднократно наблюдали скандалы, драки супругов между собой и с посторонними, оскорбления, совместное систематическое употребление алкоголя и других спиртосодержащих веществ синтетического происхождения. Показания свидетелей преступления, совершенного 27 ноября 2004 года подтверждаются и заключением эксперта бюро МСЭ г. Кургана: в момент совершения преступления потерпевший обвиняемая находились в состоянии алкогольного опьянения.

Свидетели слышали крики, шум, но непосредственно на месте совершения преступления не находились, но были в курсе громких событий семейной жизни Ивановых.В совокупности полученные доказательства, протоколы следственных действий, заключения экспертов, показания свидетелей, характеристики родственников потерпевшего дают основания утверждать, что у Ивановой Е.М. был умысел на совершение столь тяжкого преступления как убийство – из личных неприязненных отношений к мужу, ненависти, жажды мести, ревности, корыстных побуждений – достаточно любого повода, чтобы занести нож в состоянии неконтролируемого гнева в нетрезвом виде. И какой из них был превалирующим – сложно сказать, но каждый в отдельности – не может существовать в сознании спонтанно, за семь лет вырабатывается стереотип восприятия с соответствующим отношением, достигнувшим кульминации в тот роковой вечер.Из данных характеристик родственников потерпевшего следует, что обвиняемая Иванова Е.М.

неоднократно вызывала у потерпевшего своим безнравственным отношением к его чувствам, аморальным образом жизни, скандалами, публичными выяснениями отношений вполне закономерную реакцию эмоциональной агрессии, что может объяснить и очередные побои, полученные подсудимой в день совершения преступления.

И ничего необычного в этом нет. Заключением эксперта установлено, что на теле потерпевшего обнаружено 3 ножевых ранения в на грудной клетке слева.

Как известно, слева у человека находится сердце, жизненно важный орган.

И очевидно, что неоднократные ножевые ранение даже в область верхнего левого легкого, не может быть самозащитой, как утверждает обвиняемая, а является осознанным действием по убийству. Несмотря на то, что подсудимая не признает своей вины, она доказана очевидными фактами, с очевидными последствиями и неотвратимым наказанием. Жена, лишившая жизни своего мужа, должна понести соответствующее наказание по всей строгости уголовного закона.

Прошу уважаемый суд объективными и беспристрастными глазами взглянуть на то опасное деяние, на неопровержимые доказательства его совершения и учесть личностные качества подсудимой Ивановой Е.М.И назначить ей меру наказания 10 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима.Глубока скорбь матери потерпевшего Иванова М.Б., ограниченно дееспособной Ивановой А.Г.

(по решению Верх-Исетского Суда Свердловской области), потерявшей своего единственного сына, величина причиненных страданий оценивается ею в размере 200 тысяч рублей, гражданский иск заявленный в рамках уголовного дела к ответчику Ивановой Е.М. поддерживаю требования об удовлетвори гражданского иска об имущественной компенсации морального вреда полностью.

Текст выступления А.Френкеля об избрании меры пресечения от 02 июля 2007 года

Если таких оснований не установлено, то применять ст.

99 УПК РФ нельзя. А суд в Постановлении ссылается на то, что «Френкель А.Е.

обвиняется в совершении особо тяжкого преступления», т.е.

принимает во внимание при принятии решения тяжесть инкриминируемого деяния – обстоятельство, предусмотренное ст.

99 УПК РФ. Следовательно, суд применил ст.

99 УПК РФ вопреки самой норме, содержащейся в этой статье, а значит – незаконно.

Таким образом, Постановление суда первой инстанции не соответствует принципу законности, т.е. не соответствует ч. 4 ст. 7 УПК РФ.

4. Из первых трех доводов следует, что Постановление суда первой инстанции содержит вывод о наличии оснований, предусмотренных ст. 97 УПК РФ, вопреки и принципу обоснованности, и принципу мотивированности, и принципу законности. Эти принципы входят в число основных принципов уголовного судопроизводства – глава 2 УПК РФ.

То есть соответствующий основным принципам уголовного судопроизводства вывод о наличии оснований, предусмотренных ст. 97 УПК РФ, отсутствует. И уж тем более в Постановлении суда первой инстанции не указано ни одного конкретного фактического обстоятельства, на основании которого судья принял решение об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу.

То есть решение суда не соответствует требованиям ч. 1 ст. 108 УПК РФ, а потому также не может быть признано законным, т.е.

соответствующим ч. 4 ст. 7 УПК РФ. 5. Часть 3 ст. 108 УПК РФ предусматривает, что к ходатайству следователя прилагаются материалы, подтверждающие обоснованность ходатайства.

Однако в рассматриваемом деле материалы, приложенные к ходатайству следователя (л.д. 1-69) не только не подтверждают, но и опровергают ходатайство следователя (листы дела: 22-26, 27-34, 45-47, 66-68, где я категорически отрицаю какую-либо причастность к расследуемому преступлению). В этой связи утверждение в Постановлении суда первой инстанции, что

«постановление о возбуждении ходатайства составлено… с соблюдением требований уголовно-процессуального закона»

противоречит тем доказательствам, которые рассмотрел суд в заседании, причем доказательствам, представленным стороной обвинения.

А это значит, что Постановление суда принято с нарушением ч. 1 ст. 380 УПК РФ. Как следует, все последующие выводы, сделанные судом со ссылкой на ходатайство следователя, включая вывод о мере пресечения, не могут быть признаны обоснованными, т.е.

соответствующими ч. 4 ст. 7 УПК РФ. 6. Из первых пяти доводов следует, что при исключении из Постановления суда первой инстанции противоречивых и немотивированных ссылок, решение суда об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу не соответствует ст.

97, ч.ч. 1, 3 ст. 108 УПК РФ, т.е.